ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЖОНАТАНА ГУЛЛИБЛА

Posted By: Razy

Не скажу, что книга ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЖОНАТАНА ГУЛЛИБЛА (автор КЕН СКУЛЛАНД) стала моей настольной, но какие-то главы из неё я перечитываю с удовольствием, например, такие как - «ОТДАЙ МНЕ СВОЕ ПРОШЛОЕ ИЛИ БУДУЩЕЕ!» или БАЗАР ПРАВИТЕЛЬСТВ, но самая увлекательная и назидательная глава , конечно это БАНДА ДЕМОКРАТОВ
Читаем её и....
БАНДА ДЕМОКРАТОВ

"Вдруг на другом конце квартала кто-то закричал:

— Банда демократов! Банда демократов! Прячься!

— Побежали! Побежали! — вопили мальчишки, проносясь мимо Джонатана, сидевшего на обочине. Анни вскочила на ноги, ужас отразился на ее лице.

— Надо убираться отсюда поскорее! — испуганно проговорила она.

Люди, толпившиеся около домов, разбегались во всех направлениях. Три семьи с детьми неслись по лестнице, перекидывая узлы с вещами через головы друзьям, ждавшим внизу. Они подобрали свои пожитки и исчезли.

Спустя несколько секунд все вокруг опустело. Только самые нерасторопные с детьми или сумками в руках были еще видны невдалеке. Одно из зданий на дальнем конце квартала было охвачено пламенем.

Все еще сидя без движения, Джонатан схватил Анни за руку:

— Что происходит? Почему все так напуганы?

Дико дергаясь, пытаясь освободиться от руки Джонатана, Анни подняла его на ноги и выкрикнула:

— Это — банда демократов! Лучше-ка уматывай отсюда побыстрее!

— Почему?

— Не время для распросов, просто побежали! — кричала она.

Но Джонатан не хотел, чтобы его куда-то тащили и не собирался ослаблять хватку. Перепуганная до смерти, Анни заорала:

— Отпусти меня или они схватят нас обоих!

— Кто?

— Банда демократов! Они окружают каждого, кого встретят, а затем голосуют, что с ним делать. Они могут забрать деньги, запереть тебя в ящик или даже заставить вступить в банду! И никто не может остановить их!

В голове Джонатана вертелся вопрос: «Где же полиция?!»

— Разве Закон не охраняет население от таких банд?

— Слушай, — проговорила Анни, все еще пытаясь вырваться из его рук. — Давай, сейчас побежим, а поговорим потом.

— У нас ест, еще время. Быстро, рассказывай!

Она оглянулась. Обезумев от страха и волнения, она проглотила комок в горле и быстро заговорила:

— Ладно. Когда банда образовалась, полиция притащила их в суд за совершенные беспорядки и преступления. Бандиты отговорились тем, что они просто следовали правилу большинства — основного принципа нашего гражданского и уголовного кодекса. Они заявили, что голосование определяет все — законность, мораль — все!

— Их осудили?

К этому времени улица была пустынна.

— Пришлось бы мне теперь убегать, если бы их тогда осудили? Нет, судьи проголосовали три против двух в их пользу! «Священное право большинства» — так они это назвали. С тех пор банда может беспрепятственно преследовать кого угодно.

Джонатан наконец-то понял бессмысленные принципы острова.

— Как люди могут жить в таком месте? Должен же быть какой-то способ защитить себя!

— Единственный способ защитит, себя от банды демократов — это вступит, в более крупную банду!

С этими словами Джонатан и Анни сорвались с места. Они неслись мимо домов и магазинов. Анни крикнула:

— Я бы сейчас не бежала, если бы мне разрешили купить оружие!

Они бежали все дальше и дальше по улицам, через ворота и площади, поворачивая за разные углы. Анни знала город, как свой карман.

— Между прочим, — выпалил Джонатан, задыхаясь на бегу. — Я — Джонатан, приятно познакомиться!

Они продолжали бежать, пока совсем не выдохлись. Наконец, оставив Далеко позади улицы и дома, Джонатан и его попутчица взобрались на отвесную скалу, надеясь найти безопасность на верху. Последние лучи солнца исчезли за горизонтом, и Джонатан увидел пожары, полыхавшие в городе далеко внизу. Временами до них доносились отдаленные крики и выстрелы.

— Я не могу больше идти, — выдохнула Анни. Волосы за ее спиной спутались в узел. Она прислонилась к дереву, стараясь отдышаться. Джонатан опустился рядом с ней и в изнеможении растянулся на камне. Сумасшедшее бегство растрепало длинные волосы Анни, она где-то порвала платье.

— Интересно, что случилось с моей семьей? — печально проговорила она.

Разделяя беспокойство Анни, Джонатан подумал о стариках, которые позаботились о нем прошлой ночью и их маленькой внучке Луизе. Каждый в этом странном мире казался беспомощным.

— Это ужасно, что вашим людям приходится все время бороться. Очень плохо, что у них нет правительства, которое оберегало бы их мир и покой.

Анни уставилась на него и подвинулась поближе.

— Ты все перепутал, — все еще еле переводя дух, она показала на пожары. — Насколько я помню, нам всегда вдалбливали, что все надо отбирать друг у друга силой. Как ты думаешь, кто был их учителем?

— Ты хочешь сказать, что кто-то научил людей тому, что применение силы — это нормально? — усмехнулся Джонатан.

— Не просто кто-то. Большинство научилось этому на примере, который они видели каждый день.

— Почему Совет Правителей не остановил их? Для этого ведь и существует правительство, не так ли? Чтобы защищать людей от насилия?

— Совет — это сила, — категорично заявила Анни. — И в большинстве случаев это та сила, от которой он должен был бы защищать народ.

Она потихоньку начала злиться:

— Я имею право защищать себя, поэтому я могу попросить кого-нибудь, даже правителей, помочь мне в этом. Но если для меня нехорошо нападать на других, значит, для меня плохо и просить кого-то сделать это за меня.

Джонатан тупо смотрел на нее. Раздосадованная тем, что он абсолютно не имеет представления о чем идет речь, Анни ткнула пальцем ему в грудь:

— Послушай, когда тебе что-то надо от других, как этого можно добиться?

Все еще чувствуя боль от синяка, оставленного пистолетом грабительницы, Джонатан ответил:

— Ты хочешь сказать, не используя оружие?

— Да, не берясь за оружие.

— Ну, я бы попытался уговорить.

— Так, или....?

— Или .... или я мог бы заплатить?

— Да, это тоже способ убеждения. Ну, еще что?

— Хм.... обратиться к Совету Правителей?

— Так точно. Тебе не надо ни убеждать правительство, ни платит, ему. Тебе не приходится рассчитывать на добровольное сотрудничество. Если тебе удастся заручиться поддержкой Совета Правителей, при помощи голосов или взяток, тогда ты сможешь заставить других поступать так, как тебе нравится. Конечно, если кто-то предложит Совету больше, тогда он сможет заставить тебя делать то, что хочет он. А Правители всегда в выигрыше.

— Но я думал, что именно правительство связывает общество в единое целое, — возразил Джонатан.

— Наоборот. Сила, принуждающая других, разрушает желание к сотрудничеству. Любое большинство может добиться всего, что захочет — а меньшинству приходится с этим мириться. Это законно, но меньшинство остается неудовлетворенным, разочарованным и враждебным. В результате фаворитизм и бедность вызывают озлобленное негодование.

Это напомнило Джонатану о сказках, слышанных в детстве. Пресловутый шериф Нотингемский использовал власть, данную ему коррумпированным правительством, Для того чтобы грабить и бедных и богатых, а награждать своих прихвостней. Джонатан ясно помнил, как он ликовал, когда узнал, что жертвы шерифа в конце концов восстали против этой тирании.

Анни указала на зарево пожаров внизу:

— Посмотри на пожары. Настоящее ядро общества разорвано на части этой постоянной борьбой за власть. По всему острову группировки, потерявшие слишком много голосов, однажды взорвутся от негодования. К сожалению, они тоже не хотят останавливать насилие. Они просто хотят, чтобы сила была на их стороне.

Слеза побежала по ее щеке.

— Немного погодя, я пойду искать отца, — сказала она. — Мы договорились о месте, где будем встречаться, если такое случится снова. Он беспокоится обо мне, но я подожду пока стихнут пожары.

Помолчав немного, она добавила:

— Кое-то говорит, что пожары в городе хороши для лесорубов — они создают спрос на древесину. Грустно, когда думаешь, что могли бы сделать люди, если бы им не приходилось постоянно восстанавливать дома.

Бедный Джонатан. Он сидел без движения, потрясенный тем, что произошло с ним после шторма. Его приключения обернулись в кошмар из людей и власти. Увиденное переворачивало вверх ногами все ценности, в которые он верил.

Джонатан всегда доверял людям. Представителей власти он считал честными проводниками. Он всегда видел добрые намерения за действиями каждого и считал, что хорошие мотивы влекут за собой хорошие последствия. Но теперь он не был так в этом уверен. Затерявшись в своих мыслях, он почти забыл о своей новой знакомой, которая устроилась поудобнее и уснула. Глядя на нее, Джонатан подумал: «С ней все будет в порядке. Кажется, она может о себе позаботиться. Но я забыл найти дорогу домой. С утра я первым делом постараюсь забраться на вершину этой горы. Может, мне удастся увидеть корабли в порту». И он тоже устроился для отдыха."